23 Ноября 1983 г.

 

Дело № 8919/80

 
     

Европейский Суд по Правам Человека

 

 

 
 

Дело Ван дер Месселе

 
  против  
  Бельгии  
     
 

РЕШЕНИЕ

    

Email | Print | PDF 

Ссылка: http://www.worldcourts.com/echr/rus/decisions/1983.11.23_van_der_mussele.htm
Сноска: Ван Дер Месселе против Бельгии, ЕСПЧ, Дело № 08919/80, Решение от 1983.11.23
Перевод: Деменевой А.В. "Уральский Центр Конституционной и Международной Защиты Прав Человека"

 

 
 

   
  Европейский суд по правам человека, заседая в пленарном заседании, состоящий из судей:

Mr. G. Wiarda, President,

Mr. R. Ryssdal, Mr. Thуr Vilhjбlmsson,

Mr. W. Ganshof van der Meersch,

Mrs. D. Bindschedler-Robert,

Mr. D. Evrigenis,

Mr. G. Lagergren,

Mr. L. Liesch,

Mr. F. Gцlcьklь,

Mr. F. Matscher,

Mr. E. Garcнa de Enterrнa,

Mr. L.-E. Pettiti,

Mr. B. Walsh, Sir Vincent Evans,

Mr. C. Russo, Mr. J. Gersing,

а также секретаря Mr. M.-A. Eissen, заместителя секретаря Mr. H. Petzold

совещаясь 24, 25, 26, 27 октября 1983 г.,

вынес следующее решение, принятое последней указанной датой.

Процедура

1. Данное дело было направлено в Суд Европейской комиссией по правам человека ("Комиссия"). В основе дела жалоба №8919/80 против Королевства Бельгии, поданная в комиссию 7 марта 1980 года гражданином Бельгии, мистером Эриком ван дер Мюсселем.

2. Запрос Комиссии был направлен в Суд 19 июля 1982 года и имел цель установление Судом, имелось ли в данном деле нарушение пар. 2 статьи 4 Европейской Конвенции и статьи 1 Протокола 1, и статьи 14 Конвенции.

7. По делу проводились устные слушания во Дворце прав человека в Страсбурге.

Факты

Обстоятельства дела

9. Заявитель, гражданин Бельгии, родился в 1952 году. Он проживает в Антверпе, где работает адвокатом. Будучи принятым в стажеры адвоката 27.09.1976 г., он одновременно открыл собственную адвокатскую контору, хотя до этого не работал в конторе другого адвоката. Его наставник - адвокат поручал ему ряд дел и платил ему определенные суммы за работу по этим делам.

Мистер Ван дер Месселе закончил стажировку 1.10.1979 г. и был зарегистрирован в качестве адвоката (включен в адвокатский реестр коллегии адвокатов).

10. 31 июля 1979 г. отдел юридической защиты коллегии адвокатов назначил Мистера Ван дер Месселе в соответствие со ст. 455 Судебного кодекса защищать некого мистера Эбрима, гражданина Гамбии, который был арестован 29 июля 1979 года по подозрению в совершении хищения, хранении и распространении наркотиков и в соответствии со ст. 184 УПК Бельгии ему должен быть назначен адвокат.

11. 3 и 28 августа 1979 г. Мистер Эбрим предстал перед судом первой инстанции, который исследовал вопрос, стоит ли остававить в силе постановление об его аресте. Постановление об аресте было оставлено в силе, более того, к ранее сформулированному обвинению был добавлен новый пункт - использование чужого имени. Мистер Эбрим обжаловал это постановление, однако апелляционная инстанция оставила их в силе соответственно 14 августа и 11 сентября 1979 г.

3 октября 1979 г. суд 1 инстанции приговорил мистера Эбрима к 6 месяцам и 8 дням тюремного заключения за хищение, незаконное использование чужого имени и незаконное проживание на территории Бельгии, по остальным обвинениям он был оправдан.

По его апелляционной жалобе Апелляционный суд сократил срок отбывания наказания.

Заявитель представлял интересы мистера Эбрима во всех процессах и по его оценке он посвятил делу от 17 до 18 часов. Эбрим был освобожден 17 декабря 1979 г. и направлен в распоряжение иммиграционной полиции для рассмотрения вопроса о депортации.

12. На следующий день отдел юридической защиты коллегии адвокатов сообщил заявителю, чья стажировка закончилась за два с половиной месяца до этого, что он освобожден от обязанности вести дело мистера Эбрима, и что поскольку у Эбрима не средств, оценка услуг адвоката и требования по их компенсации заявлены быть не могут.

Оценка услуг по подобным делам в среднем составляла 3 400 бельгийских франков, из которых 250 - за подготовку документов, 1800 - ведение переписки, 1 300 - за транспортные расходы до тюрьмы и обратно, в суд первой инстанции и Апелляционный суд, и 50 франков за копирование документов.

13. Заявитель утверждал, что во время стажировки ему приходилось работать примерно с 250 делами, включая 50 дел (занявших примерно 750 часов работы), по которым он работал как официально назначенный адвокат. Он также указывал, что его месячный доход без вычета налогов составил 15 800 бельгийских франков в первый и второй годы стажировки, 20 800 бельгийских франков - в третий год стажировки.

II. Национальное законодательство и практика

А Профессия адвоката в Бельгии

14. Профессия адвоката в Бельгии относится к свободным профессиям. В соответствии со ст. 444 Судебного кодекса адвокаты исполняют свою профессию свободно в интересах правосудия и истины.

15. В каждом из бельгийских 27 судебных округов есть так называемые адвокаты an Ordre. Они независимы от исполнительной власти и их совет принимает решения, "не подлежащие обжалованию" в отношении регистрации адвокатов и принятию их в стажеры (ст. 430, 432 Cудебного кодекса).

Стажировка обычно длится 3 года, что предшествует включению адвоката в реестр адвокатов (ст. 430 и п. 2 ст. 435, 436 Судебного Кодекса). Подчиняясь Генеральному Совету национальных адвокатов an Ordre, окружной совет определяет обязанности стажеров (ст. 435 и 436). Из них основные это: посещение адвокатской конторы адвоката - наставника, посещение судебных слушаний, курс профессионального поведения и искусства адвокатской деятельности (п. 3ст. 456) и работа в качестве защитника по делам, распределенным отделом юридической защиты.

Совет адвокатов гарантирует исполнение этих обязательств и может, если требуется, продлить стажировку "без злоупотребления правом отказа внесения в реестр". Стажер, который после 5 лет стажировки не покажет, что способен удовлетворять предъявляемым к нему требованиям, может быть исключен из списка стажеров (ст.456 п. 2 и 4).

Стажеры в принципе пользуются теми же правами, что и их коллеги, внесенные в реестр адвокатов. Однако они не могут выступать в качестве представителей в кассационной инстанции и Государственном совете Д' Этат (ст. 439), голосовать на выборах председателя или членов совета адвокатов (450).

16. В клятве, которую стажер приносит в конце своей стажировки, адвокат берет на себя обязательства помимо всего прочего не консультировать и не представлять интересы в делах, в которых он некомпетентен или имеет предубеждение (ст. 429). Подпадая под исключения, предусмотренные ст. 728 Судебного кодекса и 295 УПК Бельгии, адвокаты, включая стажеров, пользуются эксклюзивным правом выступления перед судом (ст. 440 Судебного кодекса). Они платят взносы в Совет адвокатов и взносы на социальную безопасность.

17. Совет адвокатов налагает взыскания за дисциплинарные правонарушения, проступки. Он проводит слушания дел о дисциплинарных проступках, инициированных председателем по своей инициативе или по поступившим жалобам.

Совет может в зависимости от обстоятельств вынести предупреждение, приостановить деятельность адвоката максимум на год или вычеркнуть лицо из реестра адвокатов или из списка стажеров (ст. 460). О принятых мерах уведомляется прокурор. Данное решение может быть обжаловано адвокатом, которого оно касается или прокурором - путем подачи жалобы в компетентную апелляционную палату, состоящую из председателя (первый президент апелляционного суда или его заместитель, четверо заседателей/адвокаты), секретаря, прокурора или юридического чиновника, делегированного им для исполнения функций обвинения.

В. Официальное назначение адвоката

18. В Бельгии, как и во многих других Высоких договаривающихся государствах, существует старая традиция, что коллегия адвоктов должна бесплатно представлять юридическую помощь малоимущим людям. В период соответствующих событий, совет адвокатов имел обязанность включить положение о юридической помощи для лиц с низким доходом путем учреждения отдела по юридической защите.

Ст. 455 УПК Бельгии устанавливает: "Явно необоснованные дела не должны поддерживаться, но в уголовных делах отдел по юридической защите обязан назначить адвоката бесплатно любому малоимущему лицу, которое ходатайствовало о помощи адвоката по крайней мере за 3 дня до слушания (ст. 184-2 УПК Бельгии)".

Для подобных целей отдел, как правило, выбирал стажеров, которые даже после завершения своей стажировки, если требовалось, должны были продолжить работу по делу. Хотя иногда случалось - менее чем в 1 проценте дел, что трудные дела передавались более опытным адвокатам.

19. В соответствие с § 3 ст. 455 Судебного кодекса, стажеры должны были отчитываться перед отделом юридической защиты о действиях, предпринятых по доверенным им делам. Эти дела в среднем занимали ? часть их рабочего времени. Совет адвокатов отклонял включение в реестр адвокатов, если стажер не работал в качестве назначенного адвоката в определенном количестве дел. Совет адвокатов в Антверпе пользовался значительными дискреционными полномочиями при определении минимума или максимума таких дел и вообще правил стажировки.

В случае неоправданного отказа от ведения дел, которые Совет распределил стажеру, Совет мог продлить стажеру срок стажировки максимально до 5 лет, вычеркнуть его имя из списка стажеров или отказать во включении в реестр адвокатов на основании невыполнения своих обязанностей (ст. 456 §2 и 4).

20. Официально назначенные адвокаты не имели права ни на вознаграждение, ни на возмещение понесенных издержек. Однако отдел юридической помощи в зависимости от обстоятельств фиксирует сумму, которую стороне требовалось заплатить в качестве аванса или оплаты услуг (ст. 455 последний параграф Судебного кодекса). На практике такое возмещение, являлось скорее исключением, чем правилом (1 дело из 4). Более того, стажерам оплачивалась примерно ? такой суммы.

Закон от 9 апреля 1980 г.

21.Позиция, описанная в предыдущем параграфе, изменилась в связи с окончанием стажировки заявителя. Закон от 9 апреля 1980 г. был призван решить проблемы правовой помощи и регулирования оплаты услуг адвокатов, стажеров по назначению.

Этот закон внес поправку в ст. 455 Судебного Кодекса, согласно которой государство должно выплатить стажеру, назначенному отделом юридической защиты, компенсацию за его услуги.

Король должен издать Указ и определить условия выплат, тарифы и порядок выплаты такой компенсации. При определенных обстоятельствах государство может подать иск против стороны, которой была представлена юридическая помощь для возмещения расходов на компенсацию.

Закон не имеет обратной силы. Более того, на момент принятия он не может быть введен в силу по причине отсутствия средств в бюджете и вступит в силу после издания королевского Указа.

С Официальное назначение, правовая помощь

22.Официальное назначение адвоката не следует путать с двумя другими понятиями, которые часто включаются в него при упоминании правовой помощи, а именно:

- Обязательное участие, которое обеспечивается в случаях , предусмотренных законом, когда участие адвоката обязательно вне зависимости от средств лица, которому требуется помощь.

- правовая помощь в более узком смысле, которая состоит в освобождении лица от судебных расходов и оплаты услуг адвоката

D Правовая помощь и назначенные лица

23. Малоимущим гражданам, которым требуются услуги нотариусов, судебных исполнителей или адвокатов в кассационном суде, могут подать ходатайство об их назначении в бюро правовой помощи. Государство возмещает этим лицам расходы, но не присуждает оплаты услуг. Единственным исключением являются судебные исполнители, которые получают в качестве вознаграждения около ? от своего среднего тарифа.

Разбирательство в комиссии

24. В своей жалобе в комиссию мистер Ван Дер Месселе поднял вопрос о том, что его назначение адвокатом Мистера Эбрима нарушало его права: отказ от ведения данного дела мог повлечь дисциплинарные санкции и он не получал никакого вознаграждения или возмещения своих расходов. Он жаловался на применение к нему принудительного труда в нарушение §2 ст. 4 Конвенции и на нарушение протокола 1 ст. 1, а также, что имела место дискриминация в отношении адвокатов.

25. Комиссия объявила жалобу приемлемой 17 марта 1981 г. В своем докладе от 03.03.1981 г. комиссия пришла к выводу, что не было нарушения:

- ст. 4 §2 Конвенции (10 голосов против 4)

- ст. 1 протокола 1 Конвенции (9 голосов против 5)

- ст. 14 Конвенции вместе с вышеуказанными (7 голосов против 7, с решающим голосом Председателя)

Окончательное заявление, представленное суду Правительством

26. На слушании 22.02.1983 г. представитель Правительства поддержал свою позицию, изложенную в меморандуме, в котором указывал, что заявитель не был жертвой нарушения ни одного из названных прав, гарантированных Конвенцией и протоколами, а потому жалоба им подана необоснованно.

Вопросы права

I В свете данного дела

27. Заявитель жаловался по существу на тот факт, что от него требовали защищать клиента, не выплачивая никакого вознаграждения и не возмещая расходов. Он указал, что это типичный пример того, что на бельгийских адвокатов возлагается такая обязанность (особенно на стажеров) в связи с делами "по назначению". Он упомянул, что такое назначение имело место более чем в 50 делах. Суд отмечает, что должен рассмотреть ситуацию применительно к данному конкретному делу, но жалоба не может быть рассмотрена без анализа Бельгийского законодательства, примененного в период указанного нарушения.

II Обязанности бельгийского государства

28. Правительство Бельгии указывало, что нет специально предусмотренной нормы закона или подзаконного акта, обязывающего адвоката принимать работу, поручаемую отделами юридической помощи: их обязанность представлять малоимущих лиц вытекала непосредственно из профессиональных правил, принятых самостоятельно Советом адвокатов. Бельгийское правительство утверждало, что не предписывает обязательств действовать по назначению, а потому не может быть никакого нарушения Конвенции со стороны государства.

29.Этот аргумент не был принят ни заявителем, ни Комиссией. Суд он также не удовлетворил.

Согласно Конвенции, обязательство предоставлять правовую помощь возникает в уголовных делах из ст. 6 §3, в гражданских делах - в некоторых случаях с целью гарантии справедливого судебного разбирательства (пар. 1 ст. 6). В соответствии со ст. 445 §1 Судебного кодекса, Советы адвокатов должны предусмотреть положение для обеспечения правовой помощи для малоимущих путем учреждения отделов юридической защиты. Как указал заявитель, Советы не имеют выбора, законодательство устанавливает для них обязанность обеспечивать бесплатную юридическую помощь.

Такое положение не может освободить Правительство от обязательств по Конвенции. Более того, Правительство признало на слушаниях, что обязанности для стажеров представлять интересы лица в суде по делам, распределенным отделом юридической защиты возникает из ст. 455 Судебного кодекса.

Кроме того, большинство коллегий адвокатов, органы, которые связаны с отправлением судебной власти, должны соответствовать требованиям, предъявляемым законом. Соответствующее законодательство определяет их цели и структуру. Оно предусматривает создание Советов адвокатов в каждом из 27 округов Бельгии.

30. Ответственность Бельгийского государства, таким образом, является предметом данного дела, и Суд должен определить, соответствуют ли действия государства статьям 4 Конвенции, 14 и ст. 1 протокола 1 , на которые ссылается заявитель.

III Предполагаемое нарушение ст. 4 Конвенции, взятое в отдельности



Заявитель утверждал, что он был подвергнут принудительному труду. Для целей этой статьи термин "принудительный или обязательный труд" не может включать:

a. любую работу, которую должно выполнять лицо, находящееся в заключении в соответствии со ст. 5 Конвенции или условно-освобожденное от такого заключения;

b. любую службу военного характера, или в странах, в которых правомерным признается отказ от военной службы на основании убеждений, службу, назначенную вместо обязательной военной службы;

c. всякую службу, обязательную в случае чрезвычайного положения или бедствия, угрожающего жизни или благополучию населения;

d. всякую работу или службу, являющуюся частью обычных гражданских обязанностей.

4 члена Комиссии рассматривали обстоятельства дела как нарушение ст. 4 Конвенции, но большинство (10 человек) пришли к противоположному выводу. В своих первоначальных заявлениях Правительство заявило, что в данном случае труд не был принудительным или обязательным, и что он представлял собой обычные гражданские обязанности.

32. Статья 4 Конвенции не предусматривает определения, что может пониматься под обязательным или принудительным трудом и никакого руководства, связанного с этим с вопросом в предыдущей работе Судом и Комиссией не сформулировано.

Как отметили Комиссия и Правительство, очевидно, что авторы Европейской Конвенции, следуя примеру ст. 8 текста Международного пакта о гражданских и политических правах, основывались в большей степени на Конвенции МОТ №29 "О запрете обязательного или принудительного труда". Согласно данной Конвенции МОТ (которая была принята 20.07.1930 г., вступила в силу 1 мая 1932 г., новая редакция была принята в 1946 г.). Государства обязуются исключить использование обязательного или принудительного труда в возможно короткий срок. Главная цель Конвенции №29 изначально была защитить людей от эксплуатации в колониях, где случаи ее распространения в то время были очень часты. Конвенция МОТ от 25 июня 1957 г., которая вступила в силу 17 января 1959 г. дополнила Конвенцию нормой "немедленная и полная отмена обязательного или принудительного труда".

Суд принимает во внимание вышеупомянутые Конвенции МОТ, которые обязывают почти все государства - члены Совета Европы, включая Бельгию (и особенно Конвенция №29). Существует огромное сходство, которое не случайно, между §3 ст. 4 Европейской конвенции и §2 ст. 2 Конвенции № 29.

§1 вышеупомянутой статьи предусматривает, что для целей Конвенции термин "общеобязательный или принудительный труд" означает, "всю работу или службу, которая требуется от любого лица под угрозой наказания, и на которую данное лицо согласилось не по собственной воле".

Это определение является отправной точкой для толкования ст. 4 Европейской Конвенции. Однако от рассмотрения не должно ускользать, что Конвенция рассматривается как "живой инструмент" в свете норм, превалирующих в демократических государствах (см. например, решение Европейского суда по делу Gurzardi от 6 ноября 1980 г. )

33. Никто из сторон в деле не отрицал , что работа, выполняемая заявителем для его клиента мистера Эбрима подпадала под понятие "труд" для целей ст. 4 §2 Европейской конвенции. Английское слово "труд" (labour) часто используется в его узком смысле для обозначения физической работы, но также имеет более широкий смысл французского слова "travail", и именно в широком смысле должно толковаться в рассматриваемом контексте. Подтверждением этому является определение труда, данное в Конвенции МОТ №29 (любая работа или служба), в ч.3 ст. 4 Европейской конвенции (любая работа или служба) и из самого названия Международной Организации Труда, чья деятельность никак не может быть сведена только к защите физического труда.

34. Остается неопределенным, был ли в данном деле "принудительный или обязательный труд". Первое прилагательное рождает ассоциации с физическим или психическим принуждением, но данный фактор отсутствовал в данном деле. В отношении второго прилагательного, его нельзя отнести просто к любой форме правового обязывания. Например, работа, выполняемая по свободно заключенному гражданско-правовому контракту не может рассматриваться как нарушение ст. 4 Конвенции только по тому основанию, что одна из сторон договора обязалась перед другой совершить определенную работу под страхом применения санкций, если она не будет выполнена.

35. Определение, данное в §1 ст. 2 Конвенции МОТ №29, заставляет суд сначала задать вопрос, имели ли место в данном деле обстоятельства "под угрозой наказания".

Если бы Мистер Месселе отказался без уважительных причин от представления в суде Мистера Эбрима, его отказ не стал бы основанием применения к нему уголовного наказания.

С другой стороны, он подвергался риску со стороны Совета адвокатов исключить его имя из списка стажеров или получить отказ во внесении в реестр адвокатов. Эти перспективы достаточно вески, чтобы представлять собой угрозу наказания, принимая во внимание стандарты, принятые МОТ ("Отмена принудительного труда": общий доклад комитета экспертов по применению Конвенций и рекомендаций. 1979 §21).

36.Следующим должен быть решен вопрос относительно: "труд, предложенный добровольно".

Большинство членов Комиссии утверждало, что заявитель, выбирая профессию адвоката, заранее согласился на ситуацию, на которую жаловался.

Аргументы комиссии были следующие. В начале карьеры будущий адвокат должен сделать выбор, взвесить все "за" и "против", выяснить все положительные и отрицательные условия. Отрицательные условия в данном случае были заранее известны и предсказуемы, с тех пор как он узнал о его обязанности бесплатно вести представительство клиентов в суде, обязанности, которые были ограничены количественно (14 дел каждый год) и во времени (3 года стажировки). Он также знал о соответствующих "плюсах" профессии: свобода, которой он будет пользоваться при выполнении своих обязанностей, когда он узнает и получит опыт работы с судебными органами и подготовиться для работы с платной клиентурой. Этот аргумент, который поддерживало Правительство, правильно отражает один аспект ситуации. Тем не менее, Суд не может придать ему решающую силу.

Мистер Ван Дер Месселе несомненно выбрал профессию адвоката, которая является в Бельгии свободной профессией, оценивая и осознавая, что по правилам этой профессии и сложившейся традиции, он будет обязан в определенных случаях представлять интересы лиц бесплатно и без компенсации расходов. Однако он принял данное требование, хотел он или нет, для того, чтобы стать адвокатом, он должен был исполнять присущие данной профессии обязательства в определенный период (период стажировки).

Однако только согласие заявителя не означает, что наложенное на него обязательство не составляло нарушение ст. 4 §2. Во внимание должны приниматься и другие факторы.

37. Комиссия выразила мнение, что для целей ст. 4 §2 Европейской Конвенции ситуация должна удовлетворять 2 требованиям:

-труд или работа должны выполнятся лицом не только против его воли, но и обязательства должны налагаться на лицо "несправедливо" или это должно быть для него непосильное бремя, другими словами, представлять для лица, нечто подавляющее или ужасное.

Исследовав вопрос, Комиссия пришла к выводу, что второму условию ситуация не удовлетворяла. Суд пришел к выводу, что 2 критерий не заявлен в ст. 2 §1 Конвенции МОТ №29. Этот критерий вытекает из ст. 4 и других статей Конвенции., которые не связаны с упоминанием обязательного или принудительного труда, но содержит обязательство по устранению обязательного/принудительного труда в переходный период.

Суд предпочитает принять иной подход. Принимая во внимание то, что существовал риск, совместимый с угрозой наказания, такое же внимание должно быть уделено аргументу, связанному с заведомым согласием заявителя на эту работу.

Суд отмечает все обстоятельства дела в свете целей ст. 4 Европейской Конвенции, чтобы определить, подпадает ли выполняемая мистером Месселем работа под обязательный труд. Данный подход может включать ситуацию получения доступа к данной профессии, если работа налагала на лицо чрезмерные или диспропорциональные обязательства по сравнению с будущими преимуществами профессии., так, что исполняемые обязательства по сравнению с будущими преимуществами профессии, не могут рассматриваться как принятые на себя добровольно.

38. Структура ст. 4 достаточно информативна, с этой точки зрения §3 ст. 4 не имеет цели "ограничить реализацию права", предусмотренную §2 ст. 4 , а цель ограничить в некоторых аспектах защиту этого права и его содержания, поскольку указывает на то, что термин "обязательный и принудительный труд" не может включать.

§ 3 ст. 4 служит помощью в толковании §2 ст. 4 Конвенции.

Четыре подпункта § 3 (4.3. а, b, c, d), несмотря на их разделение, объединены общей идеей. Последний подпункт d, который содержит исключение "любая работа или служба, выполняемая для исполнения обычных гражданских обязанностей", имеет особое значение для обстоятельств данного дела.

39.Обстоятельства, на которые жаловался заявитель, могут быть рассмотрены и оценены с разных сторон.

Выполняемая работа не выходила за рамки обычной деятельности адвоката. Отличие было в отдельных моментах, не связанных с каким-либо ограничением в ведении дела.

Второе, компенсирующим фактором были преимущества, которые получил заявитель при вступлении в адвокаты, включая эксклюзивное право выступления в судах и представление интересов, которыми адвокаты пользуются в Бельгии и многих других странах.

Кроме того, обязанности, о которых идет речь в настоящем деле, явились частью обучения заявителя в том же виде, в котором он получал практику при ведении дел платных клиентов, которых к нему направлял его наставник. Эти обязанности дали ему возможность расширить опыт и повысить репутацию. В этом отношении некая доля персональной выгоды шли рука об руку с общим интересом, который виделся заявителю в перспективе.

Более того, обязательства, которые мистер Месселе выполнил, защищая мистера Эбрима, составили гарантии статьи 6 §3 Конвенции.

В этой степени имелась ввиду концепция общественного интереса, которая не может рассматриваться как необоснованная. Она может рассматриваться как обычная гражданская обязанность в свете ст. 4 §3 (d) Конвенции.

Наконец, бремя, налагаемое на заявителя, не было непропорциональным. Согласно его собственным заявлениям, защита мистера Эбрима заняла у него от 14 до 17 часов рабочего времени. Даже если добавить к этому другие дела, в которых он был назначен адвокатом в течение его стажировки (около 50 в течение 3 лет, заняло около 750 часов), есть основания полагать, что оставалось достаточное время для выполнения платной работы (около 200 дел).

40. С точки зрения факта, заявитель не возражал, в принципе, против самого обязательства, его жалоба ограничивалась 2 аспектами того, как обязательство исполнялось, а именно, отсутствие оплаты и особенно отсутствие компенсации расходов. Он считал это несправедливым, и здесь меньшинство комиссии с ним согласилось - передавать бесплатные дела именно стажерам адвокатуры, которые, как правило, сами не имели достаточных средств для того, чтобы нести бремя расходов по таким делам. Заявитель обращал внимание на тот факт, что председатель Совета адвокатов Бельгии также рассматривал такое состояние дел как неправильное.

Суд не рассматривал данный аспект. Поскольку неоплачиваемая работа может также рассматриваться как принудительный или обязательный труд, отсутствие платы или компенсации - достаточный фактор для того, чтобы рассматривать, что является пропорциональным по отношению к нормальному ходу дел. В связи с этим, важно заметить, что законы большинства договаривающихся государств включали до разной степени ставки оплаты адвокатов-стажеров, действующих для малоимущих лиц. Бельгийский закон от 9 апреля 1980 г. являлся примером такого акта. Этот закон, как только он был принят, должен был привнести существенные изменения, не угрожая независимости коллегии адвокатов.

В соответствующее время состояние дел, на которое жаловался заявитель, представляло собой отсутствие оплаты и компенсации расходов, но необходимо иметь в виду, что такая несправедливость шла рука об руку с преимуществами и не являлась явной. На заявителя не налагалось непропорционального бремени работы, и расходы, которые не были ему компенсированы, были достаточно невелики.

Суд также напоминает, что заявитель добровольно стал заниматься профессией адвоката, зная о практике, на наличие которой жаловался. Никакого дисбаланса не было найдено судом, хотя суд отметил, что само по себе отсутствие компенсации расходов не является правильным.

Рассмотрев далее стандарт, общепринятый в Бельгии и других демократических обществах, Европейский Суд пришел к выводу, что не имел места обязательный труд в смысле пар. 2 ст. 4 Конвенции.

41. В свете этого вывода, Суд не определяет, было ли применение данной работы оправданно согласно п. d пар. 3 ст. 4 Конвенции как таковое и, особенно, распространялось ли понятие "обычные гражданские обязанности" на функции адвоката в данном случае.

42.Предполагаемое нарушение статьи 14 Конвенции, взятое вместе со статьей 4 Конвенции.

Статья 14 Конвенции предусматривает:

Пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой-либо дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или любым иным обстоятельствам.

43. Статья 14 предусматривает важное правило - она не имеет самостоятельного значения, поскольку применяется к нарушению пользования правами и обязанностями, предусмотренными Конвенцией. Поскольку Европейский Суд по правам человека пришел к выводу, что обязательный труд не имел места в смысле ст. 4 Конвенции, суд также признает статью 14 неприменимой в данном деле, и не находит никакого нарушения статей 4 и 14, взятых вместе.

47. Заявленное нарушение статьи 1 Протокола 1.

Заявитель ссылался на статью 1 Протокола 1, которая предусматривает следующее:

Каждое физическое или юридическое лицо имеет право беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Никто не может быть лишен своего имущества, иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения ни в коей мере не ущемляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов.

48. Суд приходит к выводу, что аргументы заявителя не относятся к ст. 1 Протокола 1, так как статья защищает право собственности на имущество, которое лицу уже принадлежит. В данном же случае речь идет о невыплаченных суммах адвокатского гонорара и компенсации, и юридический отдел уже решил, что данные суммы не могут быть определены к выплате, следовательно, у заявителя нет права на получение этих сумм. Комиссия выразила в своем докладе, что нарушения статьи 1 Протокола 1 не было. Суд не находит оснований предполагать иное.

По этим причинам, суд единогласно

1. Постановил, что не было нарушения статьи 4 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, взятой в отдельности или в совокупности со статьей 14 Конвенции.

2. Постановил, что не было нарушения ст. 1 Протокола 1

Выполнено на английском и французском языках во Дворце прав человека, в Страсбурге 23 ноября 1983 года.

     

стартовая | пользовательское соглашение | авторский права | о проекте

 

Все права защищены. © 1999-2011 WorldCourts.com